рыбалка

Озеро Зункарь открыл для меня дядька Никита, в то время, когда я впервые появился на небосклоне педагогической деятельности Нефтекумского района и начинал свою трудовую биографию в богоугодном заведении Учтюбинской восьмилетней школы. В один из дней весенних каникул познакомился я на рыбалке с Никитой Трофимовичем. С той поры мы, несмотря на разницу в возрасте, крепко подружились с ним на почве страсти к рыболовному промыслу.

Много воды утекло с того времени, давно ушел из жизни мой друг Трофимыч, да и я уж далеко не юного возраста, а память о нем, о дядьке Никите, жива до сих пор, потому и пишу я сегодня, вспоминая историю его необычного подарка брату моему в то памятное время.

Мотоцикл «Урал», который починил Владик, работал как часы. ( см. рассказ «Специалист «широчайшего» профиля»). Дядька Никита несколько раз глушил и снова заводил его. Казалось, Трофимыч никак не мог поверить в его чудесное воскрешение, которое произошло спустя пять лет, как он превратился в «недвижимое имущество» во дворе пенсионера. Но «реанимация» прошла успешно и радости Трофимыча не было предела. Желая отблагодарить своих гостей, дядька Никита настоятельно пригласил нас в дом. Здесь состоялось еще одно «чудо», которое ну никак не ожидал Никита Трофимыч.

Желая хоть как-то развлечь нас, дядька Никита включил старенький ламповый черно-белый телевизор. Через минуту он загудел и голосом диктора стал вещать новости в стране и мире, но изображение никак не появлялось. Крякнув с досады, Трофимыч подошел к приемнику и легонько стукнул его тяжелым как молот кулаком. Как ни странно, но в телевизоре через секунду появилось изображение. «Ого!», — дружно воскликнули мы. «Хорош, телевизионных дел мастер»,- улыбнувшись, сказал Владик. Он подошел к приемнику и сквозь щели задней стенки заглянул во внутрь, потом выключил телевизор и снова включил. Изображения не появилось. «Принеси-ка, Виктор, мне отвертку», — попросил он меня.

В течение пяти минут Владик пробрался в нутро приемника, вытащил лампу и в штекерной части подогнул, а где надо разогнул контактные иглы штекера. Наконец, завернул последний шуруп в задней стенке и включил приемник. «Чудо» свершилось! В телевизоре появилось четкое изображение. «Был плохой контакт с панелью, куда вставляется лампа, — пояснил удивленному Трофимычу Владик, — теперь будет работать, и бить его уж не придется».

Хозяин молча развел руками, пожал плечами и вышел в соседнюю комнату. Через минуту он вернулся с пакетом в руках. «Ну, Владик, нет слов! Ты, действительно, мастер широчайшего профиля, — торжественно провозгласил Трофимыч, — а потому позволь мне подарить тебе замечательные рыболовные снасти, каких ты еще не видал». Он развернул пакет и мы увидели шесть огромных кованных крючков с закрепленными к ним поводками из прочной капроновой нити. «Это коротыши, — пояснил дядька Никита, — на этот крючок нанизываешь красноперку, с ладошку величиной, от головы до хвоста и привязываешь к камышу. Камыш пометить надо, чтобы найти поставленную снасть, ну, а будет ли улов? Это как повезет».

«Да на такие крючки разве только что кита поймать можно, уж больно велики», — засмеялся Владик. «Кита не кита, а вот сома поймать можно, — обиделся Трофимыч, — ты вон брата своего спроси, каких сомов я привозил с рыбалки». Теперь уже я взвинтился: «Ах, ты старый мошенник, ведь ни разу не поделился своим секретом, ну, Трофимыч, погоди! Вот завтра — на рыбалку, там проверим, а пока, спасибо, дружище, что держал меня в полной темноте!». К вечеру мы распрощались с дядькой Никитой, ведь завтра мы, действительно, собирались на рыбалку. Вечер был тихий, звездный, мы пожали Трофимычу руку, пожелав спокойной ночи.

На дворе начало лета. Легким туманом упала роса на землю, а в воздухе слышен густой запах разнотравья. Ранним утром собираемся в путь к озеру Зункарь. Там, на песчаном берегу, решаем мы остановиться на две-три ночи в палатках, а днем заняться рыбалкой, которой не раз манило и одаривало нас озеро Зункарь.

Зункарь — озеро, которое раскинулось в песчаных бурунах зеркалом около пяти квадратных километров на территории Нефтекумкого района Ставропольского края. Истоком этого прекрасного природного водоема стало озеро Ускюбе или, как его еще называли с давних времен — Скубе. Терско-Кумский канал обводнил высыхающую Скубе и с той поры (неведомо когда) Ускубе (или Скубе) получило новое название — Зункарь.

В ясные, солнечные дни отражает оно в себе всю синеву лазурного неба и яркую зелень камышовых зарослей. Пологий песчаный берег уходит в глубину озера с чистой, прозрачной и пресной водой. Кое-где на дне встречаются заросли водорослей — приют малька, пастбище для травоядных красноперок, амура, толстолоба, а иногда и место засады хищников: окуня, щуки, судака и сома. Осторожно в глубине проплывает всеядный дикий сазан, разгоняя мальков серебристых карасей. Дремлет в камышовых зарослях линь. Вот таким богатством подводного мира встречает нас Зункарь.

Объехав озеро по периметру, мы располагаемся в укромном и тихом месте недалеко от тенистой лесополосы. Солнце припекает нещадно, поэтому спешим разбить лагерь из двух палаток и натянуть тент на раскалившуюся крышу внедорожника. Наконец, работа по благоустройству нашего пристанища завершена, рыболовные снасти приведены в «боевую готовность» и уложены в тени тента до наступления вечера. С минуту пытаемся остыть от работы, но, не сговариваясь, лукаво переглянувшись, сломя голову бежим наперегонки по песчаному берегу и одновременно бросаемся в обжигающую прохладой воду.

Нас трое братьев. Старший, кандидат наук, доцент, живет в подмосковном Болшево. Зовут его странным для постороннего слуха именем — Кеворш, что в переводе на русский язык означает Климент Ефремович Ворошилов. Вот так в молодые годы наш батя проявил свою изобретательность в наречении своего первенца. Кеворш, при знакомстве с людьми, всегда представляется Костей, чтобы не вызывать любопытства о происходении своего имени.

Мой средний брат — Владилен. Это имя в расшифровке никогда не нуждалось, совершенно очевидно, что угадывалось сразу, но и средний брат всегда представлялся Владиком либо Вадимом. Вот такие у меня братья, в названиях которых угадываются имена исторических личностей.
В период начала новейшей истории России я хотел было позволить себе подтрунивать над именами братьев, но не решился, в противном случае мог бы схлопотать по «загривку» за неуважительное отношение к старшим.

Меня же, как говорится, Бог миловал. Вероятно, у нашего отца к тому времени постепенно иссяк пыл романтизма в изобретении имен для своих сыновей и я был назван простым и доступным в понимании именем — Виктор, что означает победитель.

Вот такие мы, «знаменитые» братья, во главе с «победителем» (хотя и младшим) в который раз наведались к полюбившемуся нам озеру Зункарь. Накупавшись вдоволь, ложимся в тень, согреваясь на горячем песке. Близится вечер, и мы готовим снасти к вечернему лову. Я накачиваю надувную лодку, готовя ее к отплытию в тихие заводи, обросшие камышовыми зарослями. Надо спешить, ведь нам еще предстоит проверить коротыши от дядьки Никиты.

Но вот, кажется, все готово и мы на веслах уходим по тихой воде в намеченную заводь. На червей быстро наловили красноперок. На удавки привязываем коротыши и заправляем крючки приличной по размерам красноперкой, вершины камыша заламываем, примечая тем самым место привязки нашей снасти. До заплыва на лодке удалось мне поймать на мелководье малька, которого насаживаю на крючок и забрасываю снасть под самый камыш. Поплавок стоит мертво, движения нет, но я терпеливо жду поклевку.

Старший брат ловит на червя, ему нравится. Он одну за одной выуживает жадных до мяса красноперок и открывает счет, как в игре: один — ноль, два — ноль, три — ноль… Так он обыгрывает меня в счете по ловле рыбы. Но вдруг у меня медленно ведется поплавок вдоль камыша, затем уходит в глубину. Подсекаю! Удилище гнется, леска, рассекая воду, натягивается, как струна, лодку начинает разворачивать носом в сторону камыша. Борьба не шуточная, но выигрыш мой. Подсак завожу под крупного сазана. Есть!!! «Какой счет?», — снисходительно спрашиваю я у старшего брата. «Десять — один», — смеется он.

Уже темнеет, пора идти на берег. Коротыши оставляем на ночь в камышах. На берегу готовим ужин. У нас в меню сегодня уха. Паяльная лампа гудит как реактивный двигатель, в котелке закипает вода. А над нами звездное небо, бесконечное и великолепное в звездной россыпи.

Утром не могу проснуться: я «пью» чистый, свежий воздух. Мои два брата уходят в «море». Сквозь сон слышу их удаляющийся смех. Старший гудит низким голосом, изображая гудок парохода, но вот «пароход» стихает и через некоторое время вновь слышу их голоса, но уже возбужденные, они приближаются, деловито говорят о чем-то и вытаскивают лодку на сушу.

Вот тебе и дядька Никита, вот тебе и Трофимыч! Не обманул, старый плут, хорошие снасти подарил: два сома, примерно, по метру длиной вытаскиваем из лодки. Удалась рыбалка!!! А впереди еще утренний и вечерний промысел, но об этом как-нибудь — в другой раз.

С Вами был Виктор Кислов.

Читайте также:

Понравилась статья? Поделись с друзьями в социальных сетях!

3 комментария: Коротыши от дядьки Никиты.

  • 27.09.2015
    09:33

    Интересный рассказ.
    Я сам не любитель рыбалки,жена у меня любит рыбачить.
    Но когда идет клев,у меня тоже азарт появляется и я беру удочку. =)

    • 06.10.2015
      16:35

      Игорь, привет! Рад тебя видеть. Вот уже и лето прошло, а я никак не могу вплотную заняться блогом. Этим летом женился сын Костя, а потом были разные дела, которые также отвлекали от блога. Вот такие пироги (с котятами). Как у тебя дела? Работаешь над блогом? заходи в гости, буду рад.

      • 06.10.2015
        17:54

        Здравствуйте Виктор Константинович.Я искренни рад за Костю,пусть им всегда будет удача.
        К вам я периодически забегаю,когда статьи выходят.
        С блогом работаю,бросать не собираюсь,не для того открывал.
        Короче кручусь по маленьку. Правда сейчас в отпуске,с мадшим сижу [:-))] Жена на работу вышла.Кстати ваша коллега,в лицее информатику преподает.

Добавить комментарий